netgame casino casino

рок-группа “Ранетки” говорит вам спасибо..

Категория: Онлайн казино блэкджек

Выношу джекпот джой казино песня

12.07.2021

выношу джекпот джой казино песня

Тот заиграл песню «Люди», но затем остановился, передумав. а тебя пристрелили или тебе откусил руку горный лев, для кого-то это настоящий джекпот. Следующим утром я ее выношу и опорожняю над канавой”. пришла Лурии в голову, заключалась в том, что джекпот невозможно предсказать — даже если знать. [Текст песни «Casino»] [Интро] У, у. На моём запястье ice, ice. У, у, у. У, у, у. Joy, Joy Joycasino [Припев] Выношу джекпот, выношу джекпот. SELECTOR CASINO РЕГИСТРАЦИЯ VULCAN24 GO COM

Бакленд-отец признавался, что ему не случалось есть ничего отвратительней жареного крота, пока он не попробовал тушеных трупных мух. Когда старенькый компаньон, архиепископ Йоркский, показал ему забальзамированное сердечко Людовика XVI, которое прелату продали в Париже в дни революции, Уильям Бакленд воскрикнул, что до этого не ел царских сердец, и, не дожидаясь возражений, выхватил его и проглотил!

Ничто в природе не казалось Баклендам чуждым. Миссис Бакленд также делила семейные увлечения. Фрэнсис Бакленд вспоминал, как в один прекрасный момент он ворачивался в Великобританию из Германии, где собирал бардовых слизней для себя ли на ужин либо нет — история умалчивает. Вкупе с ним в купе поезда ехал незнакомец. Оба задремали. Проснувшись, Бакленд не в особенности опешил, увидев, как слизни медлительно ползут по лысой макушке соседа.

Не дожидаясь скандала, Бакленд предпочел сойти на наиблежайшей станции. В один прекрасный момент в Италии любознательным Баклендам проявили пятно на полу церкви, выстроенной на месте экзекуции какого-то святого. Каждое утро, объяснили им, кровь расчудесным образом выступает на прежнем месте. Уильям здесь же погрузился на колени и дотронулся до пятна языком. Не выяснить вкуса мочи летучих мышей мог кто угодно, но лишь не он! Burgess G.

Термодинамика на скотном дворе Вальтер Нернст — — выдающийся германский физик и физикохимик. Более значимый вклад он внес в термодинамику Нернст — создатель третьего закона термодинамики и электрохимию. В году он заполучил Цибелле, большущее поместье в Восточной Пруссии. Там, на пары тыщах акров земли, водились скотины и свиньи, имелся пруд с карпами, пшеничные поля и много чего же еще.

К занятиям фермерством Нернст подошел с соответствующим для него энтузиазмом. Говорят, что как-то в один прекрасный момент, обходя владения в зимнюю пору, Нернст заглянул в коровник и поразился — там было чрезвычайно тепло. Он принялся расспрашивать, в чем дело, и услышал в ответ, что единственный источник тепла — сами скотины, либо, строго говоря, метаболизм в их организме. Нернст был ошеломлен так, что немедля решил реализовать скотин.

Все вырученные средства он издержал, купив карпов: разумные люди, объяснил он, заводят таковых животных, которые пребывают в термодинамическом равновесии с окружающей средой, а не отапливают за его, Нернста, средства Вселенную. Потому скоро все пруды поместья были забиты карпами, которые ежели и нагревали воду, то очень некординально. Истории про Ньютона Про сэра Исаака Ньютона существует множество легенд.

В зрелые годы он был темным и мелочным, завидовал современникам и был одержим духом соперничества. В непрерывном споре с ганноверцем Готфридом Лейбницем по поводу того, кто первым вымыслил дифференциальное исчисление, его ожесточенность доходила иногда до неприличия. Единственной привязанностью Ньютона была его племянница, ежели не считать маленькой собаки по кличке Даймонд. Невзирая на невеселое детство без отца, небольшой Ньютон развлекался как мог. Он склеивал фонарь из мятой бумаги и, вставив туда свечу, шел с ним в школу, ежели дело было зимним темным днем.

По пути он находил какую-нибудь кошку и привязывал ей все это к хвосту. Люд пугался — люди задумывались, что перед ними комета, а кометы тогда числились предвестниками несчастий. История о яблоке, свалившемся на него в Вулсторпе, может иметь под собой основания либо, по последней мере, исходить от самого Ньютона: большой его почитатель Вольтер услышал ее от племянницы ученого Кристины Кондуит.

Во время работы Ньютон умел на сто процентов отключаться от окружавшей его жизни. Говорят, что в один прекрасный момент его нашли на кухне перед кастрюлей кипяточка, где варились часы, а сам Ньютон при этом сконцентрированно рассматривал зажатое в руке яичко.

Его племянник Хамфри в году, уже опосля погибели сэра Исаака, писал: В тех нечастых вариантах, когда он решался отобедать в зале английского Тринити-колледжа , он поворачивал налево и выходил на улицу — а там, обнаружив оплошность, останавливался, и время от времени, заместо того чтоб возвратиться в залу, отчаливал в свою комнату.

А вот что можно отыскать в дневниках Томаса Мора: Расскажу смешной рассказ о Ньютоне, показывающий его чрезмерную рассеянность. В один прекрасный момент он пригласил друга это был доктор Стакли на ужин и здесь же о этом запамятовал. И вот Стакли прибыл и нашел философа в задумчивости. Ужин принесли ему одному. И на данный момент, спустя наиболее 3-х веков, гениальность Ньютона продолжает вызывать благоговейный трепет и восхищение.

Может быть, в его замечании была некоторая толика зависти. Наилучший знаток биографии Ньютона Ричард Вест-фол писал: Чем больше я им занимаюсь, тем больше Ньютон от меня удаляется. Мне подфартило в различное время быть знакомым со обилием сверкающих людей, чье интеллектуальное превосходство я без колебаний признаю. Но я не встречал пока никого, с кем не мог бы себя соизмерить — постоянно можно сказать: я равен его половине, либо его трети, либо четверти, но постоянно выйдет некоторая дробь.

Мои исследования о Ньютоне совсем уверили меня: соизмерять кого-то с ним бесполезно. Для меня он сделался абсолютным Иным, одним из крохотной горсти высших гениев, придавших смысл понятию людского интеллекта; человеком, несводимым к аспектам, по которым мы оцениваем для себя схожих. Резерфорд находит решение Эрнест Резерфорд, потом лорд Резерфорд Нельсон, родился в году в Новейшей Зеландии, на ферме, где разводили овец.

На счету Резерфорда — ряд восхитительных открытий в атомной физике, которые сделали его одним из самым выдающихся физиков-экспериментаторов XX века. Физиолог А. Скромность не значилась в числе его добродетелей: Резерфорд был громогласным экстравертом, при этом так доброжелательным, что никогда не навлекал на себя зависти либо злости.

Кроме иных последствий, открытие радиоактивности разрешило загадку, которая не давала покоя Дарвину в крайние десятилетия его жизни. Возраст Земли, определенный по окаменелостям, сильно превосходит время, за которое планетка обязана была остынуть, ежели ее температура в момент рождения совпадала с солнечной. Расчет, проведенный неоспоримым авторитетом, физиком Викторианской эры Уильямом Томсоном, лордом Кельвином, как казалось, подрывал всю теорию Дарвина.

Здесь произнес свое слово Резерфорд: Солнце — огромная атомная печь, а Земля переполнена радиоактивными элементами; энергии их распада хватает с излишком, чтоб устранить это противоречие. В году Резерфорда пригласили прочитать лекцию о новейших открытиях перед избранными слушателями, посреди которых был и суровый лорд Кельвин, тогда уже достигший летия. Его присутствие смутило Резерфорда. Вот, по его своим словам, как он повел себя в данной для нас пикантной ситуации: К моему облегчению, Кельвин уснул, но чуть я дошел до принципиального места, как нашел, что суровый старик сел, приоткрыл глаза и устремил на меня тяжкий взор.

Это пророческое выражение относится к тому, о чем мы и будем говорить сиим вечерком, — к радию! На самом деле Кельвин и два года спустя открыто колебался, можно ли списать излишек энергии на радиоактивность. Иной великий физик, лорд Рэлей, предложил Кельвину пари на 5 шиллингов, что не пройдет и полгода, как тот признает правоту Резерфорда. За это время Кельвин и вправду передумал, на публике покаялся перед Английской ассоциацией содействия развитию науки — и выплатил Рэлею 5 шиллингов.

Как Ампер растерял решение задачки Андре Мари Ампер — — узнаваемый французский ученый, чье имя увековечено в заглавии единицы силы тока. Задолго до изобретения эсперанто он без помощи других придумал искусственный язык с совсем новенькими словарем и синтаксисом. Ампер владел способностью глубоко сосредоточиться — свойственная почти всем гениям черта, которая, но, нередко смотрится как эксцентричная рассеянность.

Размышляя о физических либо математических задачках, Ампер вытаскивал из кармашка огрызок мела и употреблял в качестве доски всякую пригодную поверхность. Как-то еще одна мысль застала его врасплох во время прогулки по Парижу, и он принялся лихорадочно находить ту самую поверхность, где можно было бы выписать цепочку умозаключений. Под руку попался лишь задник экипажа-двуколки, который очень скоро покрылся сетью уравнений.

Когда рассуждения близились к развязке, Ампер с удивлением увидел, что доска удаляется, набирает скорость и исчезает вдалеке, унося с собой решение его задачки. Томас Гоббс — , будучи настоящим философом, время от времени баловался и наиболее определенными науками. К примеру, он определил очень смышленую хотя и неправильную теорию распространения света. На страничке нашлось утверждение, которое Гоббс сходу же счел неосуществимым.

Читая дальше, он перебежал по ссылке к другому утверждению, а от того к последующему — и так дальше, пока в конце концов не удостоверился, что начальное утверждение правильно. Следует признать, Гоббс великим математиком не был, но это не мешало ему оценивать свои возможности слегка завышенно.

Он смог себя уверить, что решил задачку о квадратуре круга, в те времена еще занимавшую наилучших математиков Европы, и рьяно вступил в препирательства на сей счет с высокомерным оксфордским доктором арифметики Джоном Валлисом. В бешенстве Гоббс обрушил всю силу собственного красноречия как на Валлиса, так и на его коллегу из Оксфорда, Сета Уорда; сохранились записи его яростных филиппик.

Понятно множество остальных примеров, когда научные работы записывались на предметах, для этого не предназначенных. Кофейню избрали из-за мраморных столешниц, которые как нельзя лучше подступали для карандашных заметок, а к концу напряженного дня все надписи без труда стирались.

А вот еще пример лишней задумчивости — с ролью Нильса Бора. В молодости он и его брат Харальд, узнаваемый математик, были образцовыми спортсменами. Харальд выступал за футбольную сборную Дании и захватил серебряную медаль на Олимпийских играх года. Нильс был вратарем футбольного клуба. Из его ошибок на поле запомнился вариант во время матча с германским клубом, когда игра по большей части шла на германской половине поля. Но, ко всеобщему удивлению, тот остался стоять на месте, сосредоточив все свое внимание на стойке ворот.

Мяч наверное влетел бы туда, не верни Бора в действительность крик решительного зрителя. Коты и догмы Как и в театре, животные в бихевиористских опытах почти все перенимают у собственных дрессировщиков. Льюис Томас, ученый и эссеист, ведает о таком приводящем в замешательство эпизоде в одном из собственных изящных очерков. Поначалу он упоминает Умного Ганса, математически одаренную лошадка из Германии, которую ее владелец, герр фон Остен, предъявлял публике, как будто вундеркинда, в году.

Животное выполняло расчеты в уме и отвечало на вопросцы, ударяя копытом необходимое число раз. 10 годами ранее либо около того о схожем парадоксе писали в Англии: лошадка по кличке Магомет умела докладывать время, когда ей демонстрировали часы. А вот история Томаса о котах: Мышление котов покрыто мраком.

Это тайна за пределами людского осознания. Мы имеем дело с менее гуманоидоподобным из всех созданий — и в то же время, с чем согласится хоть какой обладатель кота, с самым разумным. В году журнальчик Science опубликовал статью Б. Мура и С. За 35 лет до этого Е. Гутри и Дж. Хортон обрисовали таковой эксперимент: котов помещали в ящик-головоломку со стеклянной дверцей и учили выбираться наружу: довольно было толкнуть узкий вертикальный стержень, встроенный в переднюю часть ящика, — и дверца распахивалась.

Исследователей удивило не то, что коты разгадывают головоломку, а то, что они до этого исполняют непростой обряд со строго определенными движениями: трутся головой и спиной о торец коробки, прогуливаются кругами и лишь позже толкают стержень. Опыт с тех пор числился классикой экспериментальной психологии, возбуждая даже догадки о суевериях у котов — дескать, до этого чем открыть дверь, им требуется выполнить ряд волшебных действий.

Мур и Стуттард повторили опыт Гутри и следили тот же комплекс действий, но потом выяснилось, что проявляется он лишь тогда, когда в поле зрения кота находится человек. Ежели в комнате никого не было, кот ничего не делал и просто засыпал. Вид человека — вот и все, что принуждало животное проделывать сложную цепочку действий, с дверцами и стержнями или без их. Никакого обретенного поведенческого обряда тут не было — кот просто приветствовал человека. А какой в этом толк? Говорят, что слуга, которого Берцелиус нанял помогать ему в лаборатории, обязан был разъясняться с группой флегматичных стокгольмских бюргеров, которым хотелось знать, что же такое происходит в доме Берцелиуса.

Разрывая цепи Мысль цепной реакции — процесса, который ускоряется за счет размножения активных частиц, — пришла в химию в году, а в физику 20 годами позднее. Таковым реакциям свойственно начинаться медлительно, время от времени с приметной задержкой, а заканчиваться взрывом. Самый узнаваемый пример — деление атомных ядер: атом урана захватывает нейтрон, ядро распадается и вызволяет 2—3 новейших нейтрона; те, в свою очередь, атакуют примыкающие ядра урана, и процесс деления стремительно набирает ход.

В химии реакции с схожими качествами были известны с конца XIX века и озадачивали даже таковых светил, как Роберт Бунзен, именитый германский химик. Физикохимик Макс Боденштейн провел в Германии обстоятельную работу по выяснению устройств хим реакций. Помощник Боденштейна Вальтер Дюкс так обрисовывает, что происходило. Когда они вдвоем обдумывали результаты опыта, Боденштейн расстегнул свою золотую цепочку от часов и нежданно попросил Дюкса подержать ее за один конец, пока сам раскрутит иной.

Мысль быстро получила признание и начала всплывать в работах ученых, занимавшихся самыми различными областями хим кинетики, в индивидуальности — образованием молекул высших полимеров, базы волокон и пластмасс. Опосля погибели Боденштейна в году Дюкс собирался выпросить у его семьи цепочку от часов, но оказалось, что в порыве патриотизма Боденштейн пожертвовал ее на военные нужды, а к часам прикрепил железную.

Тогда Дюкс сделал ее копию из золота и передал в дар Вузу Ганновера. Лео Сцилард — , странствующий физик из Венгрии, провел огромную часть жизни в гостиничных номерах. Как правило, его имущество умещалось в 2-ух чемоданах. Он покинул Берлин опосля прихода Гитлера к власти. Позднее он вспоминал: В осеннюю пору го я жил в Лондоне и был занят поиском мест для коллег, лишившихся собственных институтских постов с приходом нацистов. В один прекрасный момент с утра я прочитал в газете статью про ежегодное собрание Английской ассоциации по развитию науки.

Во время заседания, говорил репортер, Резерфорд заявил, что дискуссии о промышленном использовании атомной энергии — полная чушь. Уверения профессионалов в принципиальной невозможности чего-либо постоянно меня забавляли. В тот день я ходил вдоль Саутгемптон-роу в Блумсберри, где находилась гостиница Сциларда и тормознул у светофора. Я задумался — а вдруг Резерфорд вправду прав? Когда сигнал сменился на зеленоватый и я переходил улицу, мне в голову нежданно пришла мысль: что, ежели отыскать таковой элемент, который нейтроны могут расщепить и который, поглотив один нейтрон, испускал бы два?

Ежели такового элемента собрать довольно много, то он мог бы поддерживать цепную ядерную реакцию, а мы могли бы выделять энергию в промышленных масштабах и конструировать атомные бомбы. Эта мысль стала моей навязчивой идеей, она-то и привела меня в ядерную физику — область, с которой я до этого не имел дела. Сцилард отыскал для себя в Лондоне лабораторию и попробовал проверить свою идею, но ни один из частей, которые он пробовал бомбардировать нейтронами, вторичных нейтронов не давал.

Сцилард тем не наименее считал свою схему довольно реалистичной и даже спустя несколько месяцев ее запатентовал. Во избежание огласки патент был оформлен на Адмиралтейство. Приблизительно в то же время Сцилард пал жертвой невинной шуточки, итог которой затмил все ожидания шутников. Ими были двое юных физиков — Карл Бош из Германии, и Р. Джонс, работавший тогда в Оксфорде. Джонс, представившись редактором Daily Express, позвонил Сци-ларду и спросил, может ли тот подтвердить, что изобрел радиоактивные лучи погибели.

Сцилард практически взорвался, поэтому как конкретно тогда получил в конце концов патент на цепную ядерную реакцию, и его панику по поводу утечки, пусть и искажающей факты, просто для себя представить. Пригодилось 5 лет, чтоб мечты Сциларда стали реальностью: физик Лизе Майтнер — совместно с химиками Отто Ганом — и Фрицем Штрасманом — занималась в Берлине анализом товаров ядерных перевоплощений.

Будучи еврейкой, Майтнер была обязана бежать из страны, не дожидаясь ареста. Найдя убежище в Швеции, она поддерживала со своим другом и сотрудником Отто Ганом связь по почте. В декабре года к ней приехал в гости племянник и тоже физик Отто Фриш — , который работал тогда в именитом институте Нильса Бора в Копенгагене. У племянника и тети вошло в привычку встречать Рождество совместно, но тот собственный приезд Фриш обрисовывает как самое запоминающееся событие в жизни.

За прошедший год был открыт целый ряд товаров ядерных бомбардировок, которые время от времени, как казалось, нарушали установленный ранее закон: столкновение простой частички с ядром может разве что выбить оттуда альфа-частицу идентичную ядру гелия-4 либо бета-частицу электрон ; в итоге выходили по прогнозам и на практике ядра с зарядом то есть атомным номером на два меньше либо на один больше, чем у ядра-родителя. Посреди товаров бомбардировки урана Ган и Штрасман нашли, как они считали, изотопы радия.

Изотопы — это разновидности элемента, отличающиеся лишь числом нейтронов в ядре; так как число положительно заряженных протонов в ядре и, следовательно, негативно заряженных электронов снаружи у их идиентично, то изотопы с хим точки зрения схожи. Итог казался необъяснимым, так как у радия ядро меньше, чем у урана, и Лизе Майтнер предупредила Гана, что следует кропотливо все проверить, до этого чем публиковать статью о необъяснимой аномалии.

Когда Отто Фриш в первый раз навестил тетю в Кунгэльве, небольшом шведском городе, где та отдыхала с друзьями, он нашел ее размышляющей над крайним письмом Отто Гана. Вот как он обрисовывает встречу: Я собирался поведать ей о новеньком опыте, который задумал, но она и не задумывалась меня слушать; заместо этого она попросила меня прочитать письмо. Его содержание было так ошеломляющим, что я был обязан отнестись к нему скептически.

Ган и Штрасман узнали, что три получившихся у их вещества не были радием с точки зрения химии; наиболее того, оказалось проблемно отделить их от бария, который, как традиционно, они добавили, чтоб облегчить функцию хим разделения. Они пришли к выводу, без охоты и с колебаниями, что это были изотопы бария ядра которых в два раза меньше ядер урана. Было ли это просто ошибкой? Но как мог барий получиться из урана?

Никогда еще от ядер не отщепляли огромных кусков, чем отдельные протоны и ядра гелия, а чтоб отщепить сходу много частиц, требовалось очень много энергии. Также не представлялось вероятным, что урановое ядро будет разрезано поперек. Ядро не похоже на хрупкий материал, какой режут и ломают; Жора Гамов издавна представил, а Бор внушительно аргументировал, что ядро быстрее похоже на каплю воды. Может быть, капля может перевоплотиться в две капли наиболее плавно: поначалу растянуться, позже сжаться в центре, а позже разорваться — но не сломаться напополам.

Мы знали, что существует мощное взаимодействие, которое будет препятствовать такому процессу, подобно тому как поверхностное натяжение обыкновенной воды мешает капле распасться на части. Но ядра различаются от капель одной принципиальной особенностью: они несут электрический заряд, а отталкивание зарядов противодействует поверхностному натяжению. На этом месте мы оба присели на поваленное дерево разговор происходил во время нашей прогулки по заснеженному лесу, я был на лыжах, а Лизе Майтнер заявила, что управится и без их и приступили к расчетам на обрывках бумаги.

Заряд уранового ядра, как мы узнали, и в самом деле довольно велик, чтоб преодолеть силы поверхностного натяжения фактически полностью, потому урановое ядро обязано припоминать очень шаткую, неуравновешенную каплю, готовую разделиться от мельчайшего толчка — такового, как удар одного-единственного нейтрона. Но была и иная неувязка. Опосля разделения капли будут удаляться друг от друга за счет взаимного электростатического отталкивания, получая высшую скорость и неописуемо высшую энергию, в общей трудности порядка МэВ.

К счастью, Лизе Майтнер вспомнила эмпирическую формулу для вычисления масс ядер и вывела, что пара ядер, получающихся при распаде урана, будет легче его приблизительно на одну пятую массы протона. Итак, источник энергии был укрыт тут.

Все сходилось! Несколько дней спустя я отправился в Копенгаген в сильном волнении. Я додумался предъявить наши измышления — тогда это не казалось кое-чем огромным — Бору, которому предстояло вот-вот отбыть в США. Да, но это прекрасно! Конкретно так и обязано быть! Вы с Лизе Майтнер уже написали статью? А позже он отправился встречать собственный корабль. Фриш спросил некоего южноамериканского биолога из лаборатории, как в биологии именуется процесс, когда из одной клеточки получаются две.

Feld B. О жизни и погибели Исидор Раби родился в Польше в году, рос в ужасной бедности в Нью-Йорке и стал одним из величайших физиков мира. В году он получил Нобелевскую премию за открытие явления, которое сделало вероятной ЯМР-спектроскопию, один из самых действующих методов, позволяющих изучить структуру молекул и создавать изображения живых тканей.

Он основан на том, что и в этом заключалось открытие атомное ядро владеет магнитным моментом, как ежели бы оно было микроскопической намагниченной стрелкой. Раби, который огромную часть деятельной жизни провел в Колумбийском институте в Нью-Йорке, опосля присуждения Нобелевской премии стал муниципальным советником по вопросцам науки. Но, похоже, в глубине души Раби по-прежнему тревожили вопросцы научной истины. Как и Эйнштейн, он был озабочен физическим смыслом квантовой теории.

Один из его учеников вспоминал, что мучило Раби, о чем он задумывался, когда ему шел девяностый год и он был уже фактически при смерти: В один прекрасный момент, в декабре го, ко мне в Рокфеллеровский институт зашел сотрудник и сказал, что он лишь что лицезрел Раби и Раби желает со мной побеседовать.

Я знал, где его находить — в Мемориал-госпитале Слоана-Кэтеринга: Раби лежал там, у него был рак в крайней стадии. И вот я отправился в госпиталь, ожидая, что Раби приготовил для меня какое-нибудь крайнее напутствие. Я застал Раби в неплохом расположении духа. О чем же он желал поговорить? о основаниях квантовой механики, которые, как он заявил, волновали его десятилетия назад и в эти крайние недельки тоже не давали покоя. Мы беседовали, может быть, полчаса. Позже я попрощался с ним — навсегда, 11 января года Раби не стало.

Говоря о том, что с ученым в эру политической непостоянности может приключиться все что угодно, он говорил такую историю: Вот сюжет, который поведал мне один из моих друзей, Игорь Тамм Тамм — лауреат Нобелевской премии по физике года. В один прекрасный момент, когда город был занят красноватыми, Тамм в те времена доктор физики в Одессе заехал в соседнюю деревню выяснить, сколько цыплят можно выменять на полдюжины серебряных ложек — и как раз в это время деревню захватила одна из банд Махно.

Увидев на нем городскую одежду, бандиты привели Тамма к атаману — бородатому мужчине в высочайшей меховой шапке, у которого на груди сходились крест-накрест пулеметные ленты, а на поясе болталась пара ручных гранат. Будем тебя убивать. Решишь — выйдешь на свободу, нет — расстреляю. Тамм не мог поверить своим ушам: задачка относилась к достаточно узенькой области высшей арифметики. С дрожащими руками и под дулом винтовки он сумел-таки вывести решение и показал его атаману. Ну что ж, ступай домой.

Кем был этот человек? Никто не знает. Ежели его не уничтожили потом, он полностью может преподавать на данный момент высшую арифметику в каком-нибудь украинском институте. Угрозы продолжали подстерегать ученых и опосля революции.

Физик-теоретик Марк Азбель, который опосля почти всех лет тюрьмы и преследований смог укрыться в Израиле, делится остальным примером: Эту историю я знаю со слов доктора Повзнера, который преподавал в Военно-инженерной академии. В один прекрасный момент он вошел в аудиторию, готовясь начать лекцию с обыденного вступления о господстве российских в арифметике, а потом перейти фактически к арифметике.

Но, к его кошмару, за минутку до того, как начать говорить, он увидел, что в аудитории находится генерал, глава Академии. Он помыслил и решил, что лучше будет предназначить всю лекцию светилам российской арифметики. К счастью, он был неописуемо одаренным человеком и умел быстро соображать — в считаные секунды он вымыслил чудесную лекцию о российской арифметике XII века.

Он предавался полету фантазии целый час и тормознул лишь за 5 минут до звонка — спросить, есть ли вопросцы. И увидел, что один из студентов тянет руку. Не подскажете ли нам, в какие книжки по этому поводу заглянуть? Я бы желал лучше ознакомиться с темой… Не имея времени поразмыслить, доктор немедля ответил: — Как досадно бы это не звучало, это невозможно!

Все архивы сгорели во времена татаро-монгольского ига! Когда лекция закончилась, к лектору подошел генерал и спросил: — Итак, профессор… Все архивы сгорели, верно? Лишь тогда несчастный доктор понял, что конкретно он произнес. Беззвучный вопросец повис в воздухе: ежели все подтверждения российского господства в данной нам науке сгорели, как мог сам доктор что-нибудь знать о арифметике до нашествия? Он был на грани паники, когда нежданно генерал тепло ему улыбнулся, развернулся и вышел. Этот высокопоставленный командир был человеком сообразительным и достойным; по другому доктору Повзнеру было бы не избежать больших проблем.

Удача улыбается ветчине Удача, говорил Луи Пастер, улыбается лишь тем, кто к этому готов. Некоторый южноамериканский физик в один прекрасный момент увидел, что его детки роняют бутерброд на ковер все время маслом ввысь, тем самым ставя под колебание грозный закон природы, и не стал все списывать на статистическую аномалию. Проведя обстоятельное исследование, он отыскал разъяснение, совместимое с законами физики: детки смазывали хлеб маслом с обеих сторон.

Случайных открытий в истории науки хватает с излишком — и это примеры редкого здравомыслия, когда итог опыта, на 1-ый взор бесполезный, не игнорировали, а кропотливо инспектировали. Разбить указатель температуры в лаборатории считается у химиков-органиков суровой неприятностью. В один прекрасный момент Отто Бекманн — , в конце XIX века работавший помощником у Вильгельма Оствальда, 1-го из самых влиятельных германских химиков, сломал неописуемо дорогой и неописуемо длиннющий указатель температуры, специально сделанный стеклодувом для замеров температуры с точностью до сотых толикой градуса.

Бекманн смог извлечь пользу и из этого — задумавшись, как сделать инструмент наименее хрупким. Итогом стал бек-манновский указатель температуры, знакомый всем химикам по последней мере, до пришествия эпохи электронных устройств — с маленьким ртутным столбиком и ртутным резервуаром наверху, позволяющим регулировать размер ртути и, означает, подбирать подходящий для определенного опыта спектр температур.

Но самым сенсационным последствием неаккуратного обращения с указателем температуры стала революция в индустрии. Из товаров возгонки каменноугольных смол были получены 1-ые синтетические красители, которые легли в базу целой промышленности, связанной с именованием блестящего химика-органика Адольфа фон Байера и двоих его последователей — Августа Вильгельма Гофмана и Уильяма Генри Перкина.

Оба — родоначальники именитых британских хим школ. Индиго с древних времен числилось очень ценным красителем. В Индии, к примеру, растениям, из которых его добывают, было отведено два миллиона акров. Байер предназначил ему 20 лет жизни, определил его структуру и, употребив все свое мастерство, в году синтезировал его из легких веществ.

Но это был непростой, многостадийный путь, который не годился для масштабного производства. Спустя десятилетие промышленный синтез из нафталина, продукта возгонки смол, организовали химики из огромной баварской компании БАББ, но именовать стоимость доступной было по-прежнему нельзя. В году рядовой сотрудник ВАSF по фамилии Саппер нагревал нафталин с дымящей серной кислотой консистенцией фактически кислоты и серного ангидрида , помешивая содержимое пробирки указателем температуры.

Указатель температуры нежданно лопнул, а ртуть вытекла прямо в реакционную консистенция — и здесь ход реакции нежданно изменился: нафталин начал преобразовываться во фталевый ангидрид, разыскиваемое промежуточное вещество на пути к индиго. Обнаружилось, что ртуть либо сульфат ртути, в который та преобразуется под действием серной кислоты — катализатор до этого неизвестной реакции.

Дешевенький индиго от ВАSF возник на рынке уже в последующем году и привел к краху индийской промышленности. История красителей вообщем богата примерами случайных открытий. Может быть, 1-ое из их случилось тогда, когда германский химик Фридлиб Фердинанд Рунге — попробовал предотвратить набеги собак в собственный сад в пригороде Берлина, построив древесный забор и покрасив его каменноугольным маслом креозотом для большей сохранности.

Потом, чтоб отучить собак задирать лапу у забора, он посыпал все вокруг хлорной известью консистенцией хлорида и гипохлорита кальция , распространявшей ядовитый запах хлора. Обходя забор на последующий день, он с удивлением увидел на белоснежном порошке неровные голубые полосы — разумеется, они повторяли линии движения струй собачьей мочи.

Цвет заинтриговал Рунге, и он нашел, что этот голубой цвет — итог окисления гипохлоритом какого-то из веществ в составе каменноугольной смолы. Собаки всего-навсего добавили в реакционную консистенция воды. Голубое вещество Рунге именовал кианолом. Спустя несколько лет Гофман доказал, что предшественником кианола в смоле был аминобензол он же анилин , а сам кианол стал первым синтетическим макетом красителя. Иная случайность привела к открытию принципиального для почти всех органических синтезов промежного вещества — тиофена, содержащего серу повторяющегося аналога бензола.

Виктор Мейер — , узнаваемый германский химик, демонстрировал студентам в Институте Цюриха изящную доброкачественную реакцию на бензол, придуманную Байером: эталон, где бензол предположительно содержится, встряхивают с серной кислотой и кристаллом изатина это крайний предшественник индиго, ежели его синтезировать по схеме Байера.

Числилось, что насыщенный голубий цвет выдает присутствие бензола. Но тогда, на лекции в м, никакого голубого цвета не вышло. Мейер был бы сбит с толку, когда бы не увидел, что обыденную пробу бензола из каменноугольной смолы лаборант заменил чрезвычайно незапятнанным синтетическим прототипом. Год спустя Мейер выделил примесь ее в смоле оказалось меньше пол процента , которая и была предпосылкой голубой окраски. Так начиналась новенькая глава в истории органической химии. Джон Рид, до этого чем стать зрелым ученым, работал поначалу у Байера на рубеже девятнадцатого и двадцатого веков , а потом вкупе с сэром Уильямом Джексоном Поупом в Кембридже и в итоге стал доктором химии в Институте Сент-Эндрюса.

Химики неудачно пробовали поделить оптически активные составляющие с помощью новейшей хитрости. Оптическая активность, то есть способность поворачивать плоскость поляризации света на право либо на лево, свойственна молекулам с внутренней асимметрией — тем, которые нельзя скооперировать с своим зеркальным отражением. Лабораторные опыты, в отличие от природных реакций, на выходе дают консистенция обоих форм-антиподов такового вещества, и отделить одно от другого — задачка, требующая редкой изобретательности.

Лаборант по ошибке запамятовал отмыть гору лабораторного стекла, опосля почти всех неудачных попыток кристаллизации покрытого липким налетом. Рид повторно востребовал смыть муть со стекла, но помощник работал нехотя, и пока процедура продолжалась, взор Рида свалился на белоснежную крупицу посреди грязищи в одном из сосудов. Рассмотрев ее под лупой, Рид признал в частице кристалл. Bell, London, 7. Как угадать истинное призвание То, что делают студенты в лаборатории, порождает множество неоценимых историй.

Вот что записал Джон Нельсон — , практически полста лет прослуживший доктором химии в Колумбийском институте в Нью-Йорке. Как почти все ученые его поколения, дамам в лаборатории Нельсон не доверял, потому, когда одна молодая выпускница дамского института пожелала заняться исследовательской работой под его управлением, Нельсон попросил ее показать практические способности в ходе обычного лабораторного синтеза, выполняемого по аннотации из учебника.

Девушке предстояло сделать бромбензол из бензола и брома. Приблизительно через час Нельсон зашел в лабораторию и спросил, как обстоят дела. Было похоже, что не очень: реакция отрешалась идти так, как предсказывал учебник. Нельсон посмотрел на устройство — то была пробирка, где энергично бурлила жидкость, с обратным холодильником это, по существу, охлаждаемая водой трубка, которая дозволяет пару сконденсироваться в жидкость и стечь обратно.

В пробирке находился бензол. Но, спросил Нельсон, а где же бром который наверное придал бы раствору желтый оттенок? Нельсон пристально пригляделся и увидел твердую белоснежную субстанцию, взболтанную в кипящем растворе. Нельсон здесь же порекомендовал девушке заняться иным делом.

Oesper Ralph Е. Принцип Паули Вольфганг Паули — — один из титанов, царивших в теоретической физике во времена ее расцвета в 1-ые десятилетия XX века. Он прославился не лишь блестящим разумом, но и неразборчивой грубостью либо, поточнее, бескомпромиссной прямотой. По словам Виктора Вайскопфа, который провел семестр помощником у Паули, можно было не бояться задать доктору хоть какой идиотский вопросец, так как Паули находил идиотскими все вопросцы.

К счастью, Рудольф Пайерлс, который отлично знал Паули, заблаговременно предупредил Вайскопфа о неких специфичных свойствах нрава Паули. Потом у Паули с Вайскопфом состоялся недолгий спор, в ходе которого Вайскопф увидел, что рад заняться чем угодно, не считая как непонятным ему сомнительным подходом к теории относительности. Паули как раз размышлял над данной темой, но начал от нее уставать и поэтому согласился.

Потом он показал новейший способ решения задачки и уже на последующей недельке поинтересовался, сильно ли Вайскопф в нем продвинулся. Невзирая ни на что, Вайскопф и Паули сдружились. Нагляднее всего этот принцип проявился во взрыве с трагическими последствиями на физическом отделении Бернского института — оказалось, это печальное событие совпало с проездом через город поезда, который вез Паули домой в Цюрих.

Сидя за рулем кара и подбадриваемый своей похвальбой, Паули вызывал у пассажиров такую панику, что почти все отрешались садиться к нему в машинку повторно. Чуть Гайтлер окончил, как Паули в сильном возбуждении оказался у доски и, расхаживая взад-вперед, начал нервно высказывать свое недовольство, при этом Гайтлер оставался посиживать на стуле на кромке кафедры.

В этот момент, добравшись до края кафедры, противоположного тому, где посиживал Гайтлер, Паули развернулся и пошел к Гайтлеру, угрожающе целясь в него кусочком мела. В этот момент он подошел к Гайтлеру практически вплотную. Тот стремительно наклонился назад, спинка стула с треском отломилась, и несчастный Гайт-лер опрокинулся на спину к счастью, ничего для себя серьезно не повредив. Физик Джереми Бернстейн, самый живой и броский из пишущих на тему физики и физиков, вспоминает в собственных воспоминаниях о одном событии, случившемся с Паули в крайний год его жизни: В один прекрасный момент Паули оказался вовлечен в странную затею собственного бывшего сотрудника Вернера Гейзенберга, другого великого конструктора квантовой теории.

Они заявили, что решили все нерешенные задачки теории простых частиц, и все свелось к одному уравнению. Когда оно попалось на глаза людям наиболее уравновешенным, те заключили, что все это — химера. Для Паули развязка наступила во время лекции в Колумбийском институте, прочитанной в большом лекционном зале лаборатории Пупина. Хотя и были пробы сохранить все в тайне, зал все равно был набит битком.

Посреди слушателей здесь и там показывались прежние, сегодняшние и будущие нобелевские лауреаты, включая Нильса Бора. Когда Паули окончил лекцию, к Бору обратились за комментарием. Здесь и развернулась одна из самых необыкновенных и привораживающих сцен, какие мне случалось созидать.

Главным пт оценки Бора было то, что для базовой теории концепция Паули безумна, но все же недостаточно безумна. Великие прорывы вроде теории относительности и квантовой механики кажутся на 1-ый взор, в особенности ежели быть в курсе всей прежней физики, безумными и в принципе противоречащими здравому смыслу. С иной стороны, теория Паули была просто необычной — одиноким уравнением, которое глядит на тебя, как иероглиф.

На реплику Бора Паули ответил, что его теория довольно безумна. И здесь сразу два столпа современной физики начали двигаться по общей круговой орбите вокруг длинноватого стола на кафедре. Каждый раз, когда Бор оказывался лицом к аудитории, он восклицал, что-теория недостаточно безумна, а Паули, поворачиваясь лицом к залу, отвечал, что довольно. Для людей из другого мира — мира нефизиков — эта сцена смотрелась бы очень странной. Тогда обратились за комментарием к Фримену Дайсону, но он решил промолчать.

Дайсон оказался провидцем. Несколько месяцев спустя, в году, Паули погиб от в один момент обнаружившегося рака. Можно лишь догадываться, был ли маленький роман Паули с данной теорией сигналом, что он уже тогда был серьезно болен. Паули скончался, когда ему было всего 58 лет. Отдавал ли он для себя отчет перед гибелью в угасании собственного воображения и интеллекта, неясно. Я знаю очень много. Он был уроженцем Сиракуз и предположительно родственником тирана Гиерона II.

Посреди почти всех практических изобретений ученого — архимедов винт, устройство для орошения полей, непростой блок для подъема тяжестей и несколько боевых машин посреди их — именитые щиты-зеркала, при помощи которых был предположительно сожжен римский флот, готовившийся атаковать Сиракузы.

Согласно Плутарху, он завещал поставить на собственной могиле сферу, пересеченную цилиндром, и особо указать соотношение его частей снутри сферы и снаружи. Плутарх, Ливий и Валерий Максим, хотя и расползаются в деталях, согласны в том, что Архимед встретил погибель от рук римского бойца опосля падения Сиракуз. Правитель распорядился обезоружить Архимеда и привести к для себя, но ученый был так погружен в расчеты, что не отвлекся на похлопывание по плечу — и тогда разгневанный боец взял, да и просто убил его.

Самая именитая история про Архимеда, принадлежащая неизвестному создателю, дошла до нас благодаря римскому инженеру и конструктору Витрувию. По легенде, тиран Гиерон попросил Архимеда узнать, из незапятнанного ли золота изготовлена его корона, либо же в сплав подмешали серебро. Весь в мыслях о задачке, Архимед пришел в купальню, и там, сидя в ванне, заметил: размер вылившейся воды равен размеру, какой занимала погруженная в ванну часть тела. Закон Архимеда, как его именуют и сейчас, гласит, что выталкивающая сила, работающая на погруженное в жидкость тело, равна весу вытесненной им воды.

Потому, ежели опустить корону в воду, количество вытесненной воды даст нам размер металла; зная вес короны, можно рассчитать ее плотность и, следовательно, состав. Ученые следующих эпох время от времени пробовали воспроизвести изобретения Архимеда почаще всего — зажигательные зеркала.

Спор о том, можно ли было в реальности потопить так римский флот, продолжался веками, и свои представления на этот счет успели высказать почти все именитые ученые включая Декарта, который в эту историю не верил. Но в один прекрасный момент, в году, ее в конце концов решил проверить опытным методом великий французский эрудит, граф де Бюффон.

Устройство было установлено в Париже, в сегодняшнем Ботаническом саду который тогда именовался Царским садом, а Бюффон был как раз его директором. Около вогнутых зеркал были закреплены на 4 древесных рамах со особыми винтами, чтоб сфокусировать систему на древесной дощечке, располагавшейся на расстоянии 50 метров.

Большущая масса следила за тем, как солнце вышло из-за туч и как несколько минут спустя над дощечкой поднялся дымок — утверждение было подтверждено. В тот же год, при всеобщем одобрении, Бюффон поджег таковым методом несколько домов на очах у короля, чем заслужил похвалы не лишь от Людовика XV, но еще и от Фридриха Великого, прусского короля и видного интеллектуала.

Презрение лорда Лорд Резерфорд, доктор физики в Кембридже, был очень незаурядной личностью. Вот как в один прекрасный момент он отторг теорию, показавшуюся ему полной чепухой. Итак, рассказчик — Р. Джонс, место деяния — Кларендонская лаборатория, Оксфорд. Резерфорд лишь что в один момент приехал из Кембриджа, и любая его лекция в Оксфорде была событием.

В конце традиционно оставалось время для вопросцев, и Е. Милн узнаваемый космолог и физик-теоретик как-то спросил, что Резерфорд задумывается по поводу так именуемого атома Тьютина. Доктор Тьютин критиковал модель Резерфорда то есть планетарную систему с ядром из протонов и нейтронов в качестве Солнца и электронами, каждый из которых движется по орбите со своим радиусом — так как, как понятно каждому, в консистенции из томных и легких частиц томные быстро уходят на периферию, в то время как легкие остаются вблизи к центру.

Потому электронам место в центре атома, а протоны должны летать снаружи. Теория Тьютина получила известность благодаря Ф. Но там ее отказались публиковать, и Содди немедля вышел из состава Общества, а потом особым объявлением в журнальчике Nature оповестил коллег, что реализует имеющиеся у него тома Journal of Chemical Society. Милн поинтересовался у Резерфорда, откуда тот знает, что Тьютин неправ, а он сам прав.

Практически безошибочную интуицию Резерфорда во всем, что касалось простых частиц, можно проиллюстрировать еще и таковым признанием М. Олифанта, изготовленным им в интервью 70 лет спустя: В наших опытах мы бомбардировали мишени всем, чем лишь может быть, чтоб получить новейшие элементы.

Использовать тяжкий водород было логичным ходом, и, само собой, результаты оказались очень увлекательными. Опыты с тяжеленной водой привели к открытию гелия-3 и трития 1-ый — изотоп гелия, 2-ой — водорода. Он был моим научным папой — во всех смыслах слова. Резерфорду не нравилось, когда его сотрудники проводят очень много времени в лаборатории.

По его мнению, переутомляться было тупо. Правда, сам Резерфорд с трудом мог отвлечься от научных задач. В один прекрасный момент мы направились домой, так и не разобравшись с плодами опыта. В три ночи у меня зазвонил телефон. Супруга сказала, что доктор желал бы со мной побеседовать.

Я это чувствую! Потом Олифант возвратился к для себя на родину в Австралию, где стал отцом-основателем Австралийского государственного института в Канберре. Один из его самых неудачных проектов — стройку ускорителя частиц, который не проработал ни дня и был в итоге заброшен.

1-ый отрывок взят из статьи Джонса R. Jones в сборнике The Making of Physicists, ed. Williamson R. Жертва научного любопытства, он умер во время извержения Везувия, уничтожившего в 79 году до н. Помпеи и Геркуланум. Его племянник, Плиний Младший, оставил нам красочное описание той ужасной катастрофы. Дядя и племянник были тогда на мысе Мизено, с обратной стороны Неаполитанского залива. Плиний Старший командовал флотом, прибывшим незадолго до того в залив.

К источнику дыма он отправился на корабле. По дороге к Помпеям команду осыпал град горячего пепла и пемзы, но Плиний и не задумывался поворачивать назад: он отдал приказ кормчему плыть прямо в сгущающуюся тьму, и ветер загнал судно на мель.

Племянник продолжает: Дядя решил выйти на берег. Необходимо было осознать, как безопасно плыть далее. Но море было по-прежнему бурным; все складывалось против. Рабы расстелили ему простыню, чтоб он мог лечь, и еще он испил чашечку либо две прохладной воды.

Языки пламени и запах серы, который традиционно дает подсказку, что пламя близко, принудили всех иных бежать. Пламя принудило встать и его. Он приподнялся, делая упор на двоих юных рабов, но сходу же свалился. Думаю, густой дым забил ему глотку и перекрыл пищевой тракт, с рождения слабенький и доставлявший ему одни проблемы.

Когда два дня спустя тьма рассеялась и труп отыскали, на нем не было ни единой царапинки. Источник: Pliny: A Selection of his Letters, trans. Мраморные столы и ведра с водой В году физики пребывали в последнем волнении по поводу трансмутации, либо перевоплощения одних частей в остальные. Было подтверждено, что ядра неких томных атомов способны захватить парящий нейтрон и в итоге перевоплотиться в новейший, наиболее тяжкий, изотоп.

Энергия, переданная нейтроном ядру в момент столкновения, излучалась в виде гамма-лучей, которые и свидетельствовали, что реакция проходит удачно. Великий итальянский физик Энрико Ферми запустил целую програмку исследований, чтоб узнать, как ведут себя различные элементы при нейтронной бомбардировке. Удовлетворенность от первых фурроров в опытах с легким элементом натрием была омрачена странностями результата: гамма-излучение появлялось с куда большей задержкой, чем позволяла теория.

Необходимо было наиболее убедительное подтверждение захвата нейтронов. Два юных и профессиональных помощника Ферми, Эмилио Сегре и Эдуардо Амальди, решили, что совладали с задачей, когда проявили, что алюминий, последующий объект исследования, оказался способен не лишь захватывать нейтроны, но и образовывать при этом радиоактивный изотоп со временем жизни измеренным по испусканию гамма-лучей около 3 минут.

Обрадованный Ферми сказал о этом на конференции в Лондоне. Но потом Сегре, простудившись, решил провести несколько дней дома и оставил Амальди продолжать опыты в одиночку. К всеобщему разочарованию, тот не сумел повторить прежние наблюдения. Ферми, очень обозленный перспективой унизительного опровержения, выплеснул все недовольство на ассистентов, которые сейчас раз за разом получали стабильно ошибочные и, как могло показаться, бессмысленные результаты.

Тогда в лаборатории и возник новейший сотрудник — юный одаренный физик, Бруно Понтекорво. Известным он стал 20 годами позже: располагая принципиальной информацией о разработках ядерного орудия, он сбежал в Русский Альянс. Понтекорво и Амальди принялись за калибровку процесса нейтронной активации, взяв серебро за идеал — было понятно, что при захвате нейтрона оно дает относительно долгоживущий изотоп, за распадом которого комфортно следить.

Но здесь, к изумлению и даже кошмару экспериментаторов, выяснилось, что итог зависит от определенного места, где ставят опыт. Аномалия требовала отдельного расследования. Сначала решили оградить устройство от наружных действий заслоном из свинца. Но здесь помощникам Ферми пришлось уйти — принимать у студентов экзамены, и нетерпеливый Ферми решил продолжать опыт сам. О том, что случилось далее, Ферми сказал в письме собственному будущему коллеге, известному космологу Субраманьяму Чандрасекару: Вот как я пришел, возможно, к самому принципиальному из моих открытий.

Мы очень активно работали над индуцированной нейтронами радиоактивностью, но результаты выходили полностью бессмысленными. И здесь вдруг меня посетила мысль: а что, ежели на пути у падающих нейтронов поставить кусочек свинца? С большущим трудом мне удалось добыть аккуратненько сделанный эталон для опыта. Но что-то меня смущало, и я был рад хоть какому поводу оттянуть опыт со свинцом. Это случилось нежданно, безо всякой видимой предпосылки. Я здесь же взял 1-ый кусочек парафина, какой попался под руку, и установил его там, где минутку назад желал поставить свинец.

Ферми здесь же получил резкий скачок ввысь активности мишени. Он повелел срочно созвать Сегре и других служащих в лабораторию, чтоб те узрели поразительный эффект своими очами. Сегре решил, что счетчик радиоактивности просто сломался, и его позже долго уверяли, что он ошибается. Ужиная дома с супругой как он поступал постоянно, что бы ни случилось с ним деньком , Ферми размышлял: ежели эффект от парафина так велик, а еще активация зависит от того, на мраморном столе либо на древесном ставят опыт — то, может быть, нейтроны замедляются в столкновениях с ядрами водорода то есть протонами, масса которых практически совпадает с массой нейтрона , а уж водорода в парафине либо дереве хватает с излишком.

И что, ежели — вопреки изначальному предположению — легче всего поглощаются медленные, а совсем не скорые нейтроны? Ферми возвратился в лабораторию и вкупе с помощниками вынес источник нейтронов и серебряную мишень к пруду среди университетского сада.

Водород, содержавшийся в воде и в золотых рыбках, вел себя точно так же, как и водород в парафине. Опосля были перепробованы и остальные легкие элементы, которые тоже срабатывали, но постоянно ужаснее, чем водород, — тот при столкновении отбирал у нейтрона самую большую часть импульса. Написанную скоро статью выслали в наилучший итальянский физический журнальчик. Так была открыта новенькая глава в истории атомной физики и в истории теорий, которые в конце концов привели к созданию атомной бомбы.

Известный физик-теоретик Ганс Бете говорил, что поглощение медленных нейтронов могло бы остаться неоткрытым, не будь Италия настолько богата мрамором — здесь даже лабораторная мебель делается из этого драгоценного камня. Совершенно не так давно обнаружились новейшие детали. Два итальянских физика узнали, что человек, в м работавший смотрителем лаборатории, дожил до столетия Ферми, которое отмечали в м. По его воспоминаниям, уборщица Цеза-рина Марани раз в день мыла мраморные полы в коридоре и как раз тогда оставила три ведра воды под лабораторной скамьей.

Позднее помощники Ферми их увидят, а мокроватый воздух над ведрами признают источником настолько принципиального для опыта водорода. Пифагор, либо Как сохранить целостность теории Пифагор из Самоса мозг. Пифагорейское братство состояло из боо энтузиастов, отрекшихся от мирских помыслов и посвятивших себя полностью наукам. Я попробовала отдать ему кирпичом по затылку, но промазала. Терпеть не могу мальчиков, которые бьют девченок, а вы? Хотя ему мы Пасху тоже попортили.

Папа отдал мне леденцов от запора в пакетике от обыденных конфет, и Билл их все сожрал. Мать желала, чтоб я игралась на арфе, поэтому что кто-то в один прекрасный момент ляпнул, как будто я вылитый ангел.

В Джексоне не нашлось ни 1-го учителя игре на арфе, и она решила записать меня на чечетку. Школа чечетки и балета госпожи Невы Джин обещала, что ваш ребенок затанцует через 30 дней. Школа находилась на втором этаже аптеки Уотли, где готовят наилучший в мире банановый сплит. Скутеру Олгерсону досталась роль сорняка, но его мать не желала, чтоб он был сорняком, и выдернула его из спектакля. У меня в постановке дела шли не очень. Я не попадала в ногу.

Мать дозволила мне кинуть танцы, когда я протерла весь паркет в доме, репетируя собственный «скользящий шаг». Не считая того, Нева Джин заявила, что я весь класс тащу назад. Никакой радости у меня от данной танцшколы не было, не считая того раза, когда Бастер Сессион растанцевался в балетных туфлях, которые ему значительны.

Он слабак и неженка, и, когда его мать пришла посмотреть на его успехи, он от старания отбивал чечетку с таковой скоростью, что одна туфля слетела и угодила по спине пианистке, миссис Велле Фьюссел. А мать Бастера даже не смотрела на него. Она посиживала в раскладном кресле, лопала мармеладки «Джуйси фрут» — целый пакет сжевала — и читала «Тайны экрана». Мы с отцом приобрели запись Марио Ланца с песней «Из-за тебя», и я выучила ее на мамин день рождения.

Когда к ней пришли подружки, папа напялил на меня пиджак и галстук и приклеил усы. Он объявил мой выход, и я вышла и спела «Из-за тебя» в полную громкость. Мать сказала: может, мне стоило лучше разучить какой-либо хит Патти Пэйдж. Она ожидала миксер на день рождения, но папа заместо этого купил ей дорогие кусачки для педикюра. Я подарила туалетную воду «Готи» и сухую пудру, два циклопических тюбика зубной пасты «Колгейт» и крем «Палмолив» для бритья ног.

Она сделала вид, что ей приглянулись мои подарки, но я-то знаю, что нет. Я очень мала, чтоб брать миксер, и даже не представляю, где их продают. А вот что я осознать не могу, так это почему у нашей трехцветной кошки котята вышли темные и белоснежные, и притом такие уродики, брр. Ой, вы не поверите. Папа заморозил 5 коробок британских бардовых червяков, а когда разморозил, они были мертвей мертвого!

Никто не купит сдохших британских червяков. Сейчас у папы остался лишь один метод раздобыть эти 500 баксов — попросить в долг у собственного отца, но дедушка Харпер ни за что ему не даст, поэтому что злится на папу и не заговорит с ним до конца жизни. Моего дедушку, Блонди Харпера, в Джексоне хоть какой знает.

Когда в театре «Пантейджес» давали концерты, он работал там осветителем. Дедушка Харпер славился собственной придирчивостью, и, ежели ему кто из артистов не нравился, он освистывал его и вырубал свет. Люд шел в театр лишь ради того, чтоб слушать, как дедушка освистает какого-либо комика-северянина. Решив сделать в Миссисипи профсоюз рабочих сцены, дедушка прогуливался по театрам и там, где его встречали в штыки, оставлял бомбы-вонючки, вот почему он по сей день президент этого профсоюза.

Папу он невзлюбил с самого начала. Считал его малявкой и дистрофиком, к тому же папа носил очки и подражал птичьим голосам. Дедушка считал его маменькиным сынком, но это совершенно не так. Дедушка купил мне девчачий замшевый ковбойский костюмчик с бахромой из белоснежной кожи и таковыми же ботинками, так что в дневнике я про него писать буду, но папу мне все равно жаль. Дедушка именует папу нехорошим мужем и папой и остальные гадости про него говорит, и все поэтому, что в один прекрасный момент увидел, как папа говорит с иной дамой в пивном баре доктора Газа.

Папа объяснил, что это был просто деловой разговор по поводу профсоюза. А дедушка заявил, что в профсоюзе дам нет. Папа же возразил, что как раз о этом они и говорили. Ежели бы дела не обстояли так плохо, папа наверное подложил бы в дедушкину машинку бомбу-вопилку. Мне будет не хватать встреч с дедушкой и бабушкой Харпер. Мне нравилось ездить к бабушке Харпер, поэтому что они с тетей Хелен разрешали мне открывать для их бутылки пива и делать глоточек.

Тетя Хелен реальная кросотка. В детстве она спала, сложив руки, точно ангел, чтоб прекрасно смотреться, ежели она умрет во сне. Она тоже недолюбливала папу, поэтому что в один прекрасный момент он приклеил портрет ее парня на внутреннюю сторону крышки от унитаза. Поднимаешь — а там лицо. Мать упрямо отрешается переезжать в Шелл-Бич, но папа говорит, что так как ни его, ни ее родные с ним не говорят, то в Джексоне он счастлив не будет.

Неплохого в крайнее время случилось лишь то, что мой пес по кличке Лесси стащил со стола приготовленный матерью ростбиф, так что нам пришлось ужинать не дома, и я увиделась с тетей Бесс, у которой свое кафе «Айрондейл» на другом краю городка. Ей шестьдесят 5 а замужем она ни разу не была. Она произнесла мне, что на могиле придется перед ее именованием выгравировать «Мисс», но она о этом не жалеет.

Она приходится сестрой бабушке Петтибон. Кафе у нее замечательное. Оно у самой станции, и большая часть гостей — жд рабочие. И пища хорошая. На тетю Бесс работают 5 цветных дам, выпекают бисквиты, жарят свиные отбивные с ботвой турнепса. У тети Бесс в меню есть даже опоссум. Мать говорит, что это шуточка, по последней мере, она на это надеется. Когда тете Бесс было 20, ее папа посмотрел на нее и сообразил, что замуж она не выйдет, как остальные сестры, потому отдал ей средств, чтоб начать свое дело.

Она открыла парикмахерскую, но продала. Позже они с подругой Сью Лавеллс приобрели кафе «Айрондейл». И дело пошло. Все Петтибоны — методисты и нередко посещают церковь. Они расстраиваются, что тетя Бесс с ними не прогуливается.

Она любит рыбачить, и один раз, когда бабушка устроила бинго-вечеринку, тетя Бесс в подпитии подрулила к ее дому с торчащей из окна машинки связкой мертвой форели. Джордж, цветной, которого она взяла с собой, посиживал рядом с ней на переднем сиденье.

Тетя Бесс разбогатела, оттого что все старенькые железнодорожники перед гибелью завещали ей средства. Они все холостяки и по уши влюблены в тетю Бесс. Но она всех отторгает. Пол и потолок кафе сплошь в дырах от выстрелов — это оттого, что тетя Бесс играет в покер с железнодорожниками опосля закрытия.

Игроки напиваются и достаточно скоро затевают драку. Тетя Бесс следит, пока не решает, что достаточно. И тогда дает залп из ружья. Тетя Бесс отлично относится к отцу — хвала Господу! Вчера вечерком она все подливала и подливала ему в картонный стаканчик виски, чем вывела маму из себя. Мать у нас вся из себя верная и терпеть не может, когда отцу забавно.

Она записала меня в католическую школу, думая, что я благодаря этому перестану глядеть на папу с обожанием. Все лишь и говорят, что он дурно влияет на меня. Папа не дозволяет крестить меня, но эти католические сестры упорны и не оставляют попыток. У меня куча открыток со святым содержанием, и все со мной нянчатся, так как считают, что я попаду в ад.

Мне чрезвычайно нравятся сестры — все, не считая сестры Пласиды. У меня два парня, Дуэйн Кроуфорд и Лютер Уиллис. Лютер носит галстуки-бабочки. Когда у нас были танцы по случаю окончания 5-ого класса, мы с Лютером плясали «Вальс Теннеси», а сестра Пласида вошла, утащила меня в коридор и попробовала стереть с меня помаду и румяна, притом я была даже не накрашена.

Мать, она там тоже была, как член Ассоциации Родителей и Педагогов, вышла вслед за нами и объяснила, что я просто раскраснелась от волнения. Еще мне не очень нравится катехизис. Папа произнес мне, что эпистолы [18] — это супруги апостолов. Старенькый священник рассмеялся, когда я спросила, была ли Мария Магдалина подружкой Иисуса. Он вообщем не любит, когда задают вопросцы.

Я уже 2-ой год как скаут. У меня есть значок первой помощи, который мне чрезвычайно понадобился. В один прекрасный момент опосля школы Джимми Ли сбила машинка, и все вокруг было в крови. Я вспомнила, что нужно делать. Села на землю, сгруппировалась и уткнулась головой в колени, чтоб не утратить сознание. В один прекрасный момент цветной мужчина попал в трагедию напротив дома бабушки, и ему отрезало ухо.

Представляете, ему не стали помогать! Ох и разозлились мы. Папа произнес, что дуракам не место в медицине. Я лично никому из медиков не верю и не подпускаю на расстояние брошенного фантика, в особенности опосля того, как доктор Клайд произнес маме, что мне необходимо удалить гланды и что это будет чрезвычайно быстро, хлоп — и нету. Уговаривал меня, дескать, я смогу есть мороженое когда захочу, и это будет так любопытно, и мать повела меня в магазин «Рексалл» и купила куколку Искорку.

Мы пришли в больницу, и доктор Клайд пообещал, что мать и папа все время будут рядом. Позже меня положили на каталку и повезли по коридору. Все было нормально, пока мы не подъехали к широкой двойной двери, здесь мать с отцом произнесли, что далее им нельзя. Услышав это, я села на каталке. У матери с отцом был испуганный вид, но какие-то служащие в халатиках втолкнули каталку в двери и быстро их закрыли. Позже остальные люди в масках начали суетиться вокруг меня и даже попробовали отнять куколку Искорку.

Они спросили, католичка ли я, и здесь я занервничала, а позже они положили мне на лицо маску и попробовали уничтожить эфиром — ничего отвратней я в жизни не нюхала. Услышав за дверью возню, я попробовала встать, но пятеро взрослых против 1-го малыша — это нечестно. Это был самый страшный опыт в моей жизни. Я слышала колокольный звон, сирены и лицезрела кошмарные вещи.

Мне приснилась история про врачиху с магической палочкой, и я до погибели напугалась. Позже я выяснила, что, когда меня завезли в операционную, мать повернулась что-то огласить отцу, но папа удрал в конец коридора и заперся в телефонной будке, так он расстроился. Докторы вытащили его оттуда и сделали укол. Я люблю папу, но в чрезвычайной ситуации помощи от него незначительно. Не позволяйте им заморочить для вас голову мороженым.

Я его даже лизнуть не могла, да и не желала, кстати. Чуть ко мне возвратились силы, я оторвала голову моей куколке Искорке и выковыряла ей глаза. Бабушка Петтибон приходила в больницу и веселила меня игрой в бинго, и еще я пропустила школу, но во всем остальном больница — это ад кромешный. Позвонил Джимми Сноу и спросил у папы, как там насчет баксов. Я с ним разговаривала, по голосу он чрезвычайно милый. Папа решил попытать счастья и принять роль в игре «У меня есть секрет», чтоб выиграть средства.

Господи, слышали бы вы эти секреты, до которых он додумался! Мать произнесла, что секрет должен быть по правде, тогда он взялся тренировать меня для игры «Попади по часам». Он задумывается, что я смогу попасть по часам, поэтому что у меня отлично развита координация. Никому не хватило духу огласить ему, что детки в шоу не участвуют.

Мать опять водила меня сейчас к доктору, но я просто перенагрелась, поэтому что папа принудил меня два квартала толкать машинку. В жизни не много радости. Мать смотрит за мной, как ястреб. За прошедший месяц она водила меня к доктору четыре раза, думая, что я захворала полиомиелитом. Она не пускает меня плавать, не пускает в кино, не разрешает даже поесть мороженого, поэтому что кто-то произнес ей, как будто цветные мальчишки снимают с мороженого обертки и облизывают их изнутри, до этого чем реализовать.

Папа тайком принес мне позавчера виноградное мороженое, но у меня покраснели губки, и мать нас раскусила. Вот стоимость за прекрасную кожу. Малыш у соседей бабушки Петтибон захворал полиомиелитом и подключен к аппарату для искусственного дыхания. А его папе жители страны восходящего солнца отрезали голову на войне.

Лучше мне не болеть полиомиелитом. А то мать такое устроит. Опосля того как папа пришел на работу опьяненный и запустил кинофильм задом наперед, ему пришлось пообещать маме сократиться со спиртным. Сейчас он пьет лишь «Хадакол», [19] чтоб кровь лучше бежала. Пьет он его целый день. Не понимаю, как его можно в рот-то взять. На вкус — болотная вода. Я терпеть не могу Роуз Мэри Салвадж. Она украла мою топовую подругу Дженнифер Мэй, сказав ей, что обладает сведениями о половой жизни.

Я вас спрашиваю, ну какими сведениями о половой жизни можно владеть, учась в 5-ом классе, даже ежели ты итальянка? Что касается меня, то мать произнесла, чтоб я не слушала никаких таковых сведений, а ежели что и услышу, то чтобы не верила. К тому же я сиим уже не интересуюсь, опосля того как лицезрела, как родятся котята.

Думаю, лучше гораздо меньше знать про это. Вчера наткнулась в городке на дедушку Харпера. Он стоял перед ломбардом и болтал с друзьями. Увидел меня, позвал, спросил, как я поживаю, и отдал 5 баксов. Увидев папу, выходящего из переулка, окатил его презрительным взором и сказал: «А для тебя шиш, малявка» — и пошел прочь.

Я накупила для себя всякого: шапку Дэви Крокетта, [20] книгу с картонной куколкой и кучу побрякушек в «Вулворт». Мать произнесла, что у меня наверное есть примесь индейской крови, раз мне так нравятся цветастые бусы, но я считаю, что это у меня от бабушки Петтибон. У нее просто тонны этих бус.

Я бы что угодно дала за ее желтоватые стеклянные бусы и сережки из разноцветных камушков. У бабули Петтибон есть две зеленоватые бутылочки в форме дам с нарисованными темными волосами и капитанская шапка из желтоватого стекла, в которой она держит пудру, вот их я тоже желаю, и еще картину с голой женщиной на качелях, она взлетает в голубое небо над башнями замка. Вчера была ночь самой большой в городке игры в бинго.

Мать весь день была на нервишках. Папа пробовал придумать, как сжульничать, и рисовал в подвале липовые карты. Она говорила ему, что в бинго сжульничать нереально, а ежели бы и была возможность, она бы не стала это делать, так как у нее небольшой ребенок и она не собирается позорно загреметь в тюрьму. В конце концов мать отослала его в «Фургонное колесо» испить пива. В первый раз в жизни мать сама повелела ему пойти испить.

Его, понятно, здесь же след простудился. А мать схватила меня и так туго заплела косички, что у меня голова захворала. Она не разрешила мне дернуть шнурок в трамвае, хотя мы приехали на час ранее. Повела меня в «Рексалл» и купила раскраски про Джун Эллисон и Вана Джонсона, [22] комикс «Малышка Одри» и книжку «Каспер, дружелюбное привидение», чтоб я была при деле и к ней не приставала.

Зал для бинго организации «Ветераны иностранных войн» Ист-Лэйка украшен большими неоновыми знаками ВИВ на фасаде, на стенках развешаны сотки пожелтевших, выцветших картинок с бойцами и уйма флагов. Чрезвычайно патриотично.

Все пришли на игру пораньше, чтоб занять отличные места. Здесь были и женщины-католички, и несколько участников бинго-вечеринок Южноамериканского легиона, хотя они не выносят людей из ВИВа. Мы сели и заняли столик для бабушки. Все обсуждали, на что они издержут эти баксов, ежели выиграют. Снуки, самый известный крупье бинго в Джексоне, был в собственной «вшивой» униформе с дурацкой шапкой с кисточками и расхаживал по залу, пожимая людям руки.

И хотя люд считает, что он очень быстро именует номера, все были с ним чрезвычайно милы и старались умаслить. Организация Снуки в ВИВе именуется «Платяная вошь», поэтому что их работа во время войны заключалась в том, чтоб переезжать в товарных вагонах вкупе с мулами и обирать с их вшей. Я бы лично вряд ли кому-то призналась, что занималась таковым делом. Когда открылся бар, все эти несчастные мужья, которых приволокли сюда супруги, поторопились приобрести пива.

Мать нарядилась в шерстяное платьице цвета морской волны с рукавами гармошкой. Страшный наряд для игры в бинго, на мой взор, — так я ей и произнесла. Она отдала мне 50 центов, чтоб я пошла приобрести мистеру Биллу пива. Мистер Билл потрясающий дядька.

Каждую недельку он возникает в баре в собственной бейсбольной кепке. Он ветеран 3-х войн: Испано-американской, Первой мировой и 2-ой мировой. Он чрезвычайно старенькый и без зубов, и, ежели дашь ему средств, он в символ благодарности дотронется до козырька кепки. А как он ест картофельные чипсы! Так намусорит — любо-дорого посмотреть! Он как раз намеревался приступить к этому занятию, когда вошла бабушка Петтибон. Весь зал ВИВа затих. Ее боялись, поэтому что она была на данный момент на волне везения и могла играться сходу на семнадцати карточках.

Бабушка явилась в собственном «везучем» голубом платьице в белоснежный горошек и сережках с разноцветными камнями. Видимо, она побывала сейчас в салоне красы «Ботье», поэтому что волосы у нее были ярко-лиловые. За ней следовали ее подруги Олли Микс и Перл Татум. Эта троица игроков в бинго внушает ужас всему штату Миссисипи, они играют даже деньком на крошечных ставках — просто чтоб поддерживать форму.

Я знаю, поэтому что сама лицезрела. Это одна из обстоятельств, почему дедушка Петтибон ушел из дома, — по его словам, эти три старухи стращали его цыплят до погибели, то и дело издавая вопль: «Бинго! Мать промолчала. Обожаю, когда бабушка ссорится с матерью, но волосы у бабушки были в самом деле лиловые. На щеках у нее были отчетливо видны два круглых пятна румян, а на губках помада.

Волосы у нее так тонкие, что против света совершенно прозрачные. Время от времени во время очередной дневной партии со ставкой в 5 центов она дозволяет мне пощипывать ее за складки на руках. И совсем она не похожа на клоуна из «Макдоналдса», что бы мать ни говорила.

Мать никогда не могла ничего достигнуть от бабушки. Она говорит, мне подфартило, что я ее внучка, а не дочка. Перед началом игры бабушка отправила меня посмотреть на клеточку с древесными шарами для бинго и огласить, какие номера мне больше понравились.

И повелела мне быть полюбезней со Снуки. Разговаривая со мной, он даже не соизволил вытащить изо рта вонючую потухшую сигару. Так и бубнил: мне, дескать, неописуемо подфартило родиться внучкой Леоны Петтибон, и не буду ли я настолько любезна вынуть позже счастливый номер для главенствующего приза. Я произнесла бабушке, что мне приглянулся номер И, и она поставила 17 карт на И И здесь вваливается моя тетя Бесс с какими-то своими древними дружками с стальной дороги и вопит бабушке Петтибон:.

Как-то раз за три дня до Рождества бабушка отправилась в город, и здесь ее окликает знакомая и говорит: «Леона, погляди, в отделе игрушек какая-то пьяница ненормальная залезла к Санте на колени фотографироваться». Бабушка повернулась на каблуках и пошла прочь из отдела дамского белья. Она сообразила, что это Бесс, поэтому что Бесс каждый год напивается и фотографируется с Санта-Клаусом.

Бесс изредка захаживает на бинго, и я страшно обрадовалась, увидев ее. К тому же она принесла мне подарок, малеханького чернокожего пупса. Его пеленку она ради шуточки измазала горчицей. Мать сказала: «Фу, мерзость», но я шуточки люблю. Тетя Бесс отлично знала, что нежели мать с бабушкой настроены на бинго, то с ними особо не повеселишься, потому направилась прямиком к бару покалякать с мистером Биллом и своими дружками.

Мать меня с ней не отпустила. Повелела замолчать, сесть и заняться раскрасками, но мне захотелось в туалет. Мать взяла с меня обещание, что я не буду садиться на сиденье, поэтому что все старушки на их писают. Я чрезвычайно старалась не сесть, но у меня стали дрожать ноги, и, как вы осознаете, я случаем села-таки и намочила подол платьица. В туалете ко мне подошло, наверняка, старушек 20, и любая потрепала меня за щеку и спросила, чем это я здесь развлекаюсь.

Когда платьице немножко подсохло, я возвратилась к маме и быстро села. Игра началась. Эти древесные шары в клеточке производили таковой грохот! Я попробовала развлечь себя раскраской Каспера — Миролюбивого привидения, но чтоб раскрасить привидение, особенного разума не нужно. Снуки повелел всем быть наготове, поэтому что опосля последующей игры с 10 баксами на кону объявят большой джекпот. Люд занервничал, и мне пришлось пойти приобрести маме кока-колы и сырных крекеров.

Эту игру практически никто не играл. Все направились в туалет. 10 баксов выиграла бабушкина подруга Перл Татум. Она жутко разозлилась, произнесла, что всю свою фортуну извела на эти несчастные 10 баксов. Бабушка порекомендовала ей не расстраиваться, дескать, она еще раз может выиграть, но Перл сказала: «Молния в одно место два раза не ударяет» — и спросила бабушку, не сыграет ли она джекпот ее карточками заместо нее. Это означает, что бабушке придется смотреть сходу за 20 2-мя карточками.

Бабушка пошевелила мозгами и произнесла — отлично, но ежели она возьмет джекпот картами Перл, то Перл даст ей половину. Они разложили карточки на столе. Мать отговаривала ее, но бабушка никогда не слушает маму. Лучше волнуйся о собственных карточках, произнесла она. Бабушке пришлось играться стоя. Бабушка была неповторима. Лицезрели бы вы ее. Она курила «Кэмел», а Перл Татум подавала ей красноватые фишки бинго, как заколки в косметическом кабинете.

У нее непревзойденно шло дело, пока Снуки не выкликнул номер И, на котором стояли все 20 четыре бабушкины карточки. Когда Снуки именовал последующий номер, Б-3, бабушка еще не окончила покрывать собственный И, и они с Перл Татум и Олли Микс начали кричать на Снуки, чтоб не торопился. Остальные сидящие вокруг дамы стали кричать на их, чтоб замолчали, а то не слышно, какие номера именуют. Но бабушка, Перл и Олли продолжали орать Снуки: «Помедленней!

Олли подбежала к ее столику и сбила все фишки с ее карты. Тогда подруга итальянки разозлилась и кинула в бабушку горсть ванильных вафель. Перл Татум отбила их, как шарики в пинг-понге. Все итальянки стали орать, а Перл Татум вышла из себя, бросила карточки, схватила бутылку кока-колы, потрясла и кропотливо обдала фонтаном весь стол. Бабушка не могла не принять роли в битве.

Она еще держалась, когда одна из дам стукнула ее по голове кусочком фруктового пирога. И в этот момент кто-то в зале крикнул: «Бинго! Она поставила на И и взяла джекпот. Тетя Бесс взвизгнула и сбила мистера Билла с вращающегося табурета. Потребовалось семь человек, чтоб сдержать итальянских дам, желавших немедленно уничтожить бабушку, Олли Микс и Перл Татум.

А у меня в голове вертелась лишь одна мысль: мы едем в Шелл-Бич! Мать чуток было не отказалась дать отцу выигранные средства. Она все еще до погибели боялась ехать с отцом, хотя он обещал, что ежели она дозволит вложить средства в коктейль-бар, то он не будет пить по праздничкам и глядеть на остальных дам.

Ведь он конкретно этого шанса и ожидал — стать самому для себя боссом и кинуть крутить кино. Он может даже стать членом Львиного клуба. В общем, посулил ей луну с неба. А я пообещала, что перестану петь как Марио Ланца, что, меж иным, было не так просто — ведь это мой наилучший номер. Папа порекомендовал ей не мыслить о том, как он вел себя в прошедшем, а мыслить о нашей новейшей жизни, ну как как будто смотришь анонс «Скоро на экранах». В конце концов мать произнесла «да». Мы уезжаем через три дня.

Произнесла им, что пищу в Россию стать шпионкой и чтобы они мне не писали. Представляю, как они удивятся, когда я вернусь в Джексон в норковой шубе, богатой дочерью неописуемо удачного предпринимателя. Мы с отцом устроили веселье в крайний вечер его кинооператорства. Я пошла к нему в будку, и мы разбили о свои головы восемьдесят три поцарапанные пластинки. Я съела 5 шоколадок «Мистер Гудбарс» и одну «Бэби Руфь». Мать посиживала в зале и чрезвычайно стеснялась. Из-за производимого нами шума никто не получил наслаждения от кинофильма «Джонни Белинда», в котором было много тихих мест.

Когда папа пропустил момент смены ленты и зал начал хлопать, мать хлопала вкупе со всеми. Не желала, чтоб додумались, что она имеет отношение к киномеханику. А я вот сохранила верность и, свесившись через балкон, крикнула: «Заткнитесь!

Мерзкое воспитание. Мы едем в нашем каре «кросли». Говорит, чувство, как будто едешь в стиральной машине. Я в Шелл-Бич, Миссисипи, практически за триста миль от Джексона. Ух ты! Мы здесь уже недельку, и случилось много чего же. Ехали мы классно. Я лицезрела, как растет реальный хлопок, скотин лицезрела и читала рекламы «Бирма-Шейв», [24] а на обочинах то и дело встречались белоснежные батраки.

Мать произнесла, что во мне течет кровь белоснежной швали [25] по папиной полосы, но я ей не верю. Поездка заняла приблизительно девять часов. Пришлось останавливаться, чтоб Лесси и Феликс с котятами сходили в туалет, и один раз Феликс удрала в луга. Мать всю дорогу проплакала, даже отказалась есть сэндвич с беконом, салатом и помидором.

Мы встретились с Джимми Сноу у заправочной станции в 10 милях от пляжа, он дал отцу ключи от коктейль-бара и пожелал ему фортуны. Смешной у него видок, ничего не скажешь. Белоснежные как снег волосы и брови, а ведь он совершенно не старенькый. Джимми произнес, что заедет попозже.

Около половины 5-ого мы добрались до Шелл-Бич. Ничего привлекательнее я в жизни не лицезрела. Песок на пляже белоснежный, как мука, а вода зеленоватая и незапятнанная, не то что в Жемчужной реке. Вокруг ни деревца. Папин бар расположился в конце дороги, ведущей на пляж.

Даже я понимаю, место — первостепеннейшее. Через дорогу от него — танцзал под заглавием «Маленькое казино». Папа вынул ключ и отпер дверь. Коктейль-бар у нас просто сногсшибательный. Тут есть 6 кабинок из зеленого пластика и 6 столиков со стульями такового же цвета, а из окна вид прямо на Мексиканский залив. Есть кухня и музыкальный автомат с розовыми и зеленоватыми лампочками и красноватыми клавишами, который я могу запускать безвозмездно. Про пол тяжело огласить что-то определенное, так как бар был всю зиму закрыт и песку намело по щиколотку.

Папа произнес, что мы быстро все приберем, глазом не успеешь моргнуть. Но на это ушло четыре дня. Песок штука коварная. Место для жилища у нас сзади бара, одна крупная комната плюс остекленная терраса. Террасу папа превратит в мою спальню. Бар построен из зеленоватого асбеста, и заместо передней стенки у него венецианское окно.

Нашими самыми первыми посетителями стала семья Ромео, они живут чуток далее по дороге и держат итальянский ресторан и восемь летних особняков. У их есть отпрыск Майкл, который на данный момент гостит у кузины в Джексоне и возвратится через пару недель.

Миссис Ромео произнесла, что моего возраста тут всего одна девченка по имени Кей Боб Бенсон. Ромео были чрезвычайно милы и посодействовали чем могли. Поведали, на какие заработки можно рассчитывать в Шелл-Бич. Мистер Ромео объяснил, что средства тут можно заработать лишь в течение 3-х месяцев в году, июнь, июль и август.

В остальное время сюда вообщем никто не приезжает. Круглый год в Шелл-Бич живет около пятнадцати человек. Даже в летнюю пору тут не так много народу, поэтому что всех тянет во Флориду. А основная дорога на Флориду проходит в 30 милях от Шелл-Бич. В Шелл-Бич приезжают в основном люди из Хатисберга.

Мистер Ромео произнес, что мы чрезвычайно скоро возненавидим людей из Хатисберга. Для тех, кто держит заведение общепита, эти люди — худшие представители человеческого рода, поэтому что они приезжают на море по субботам и воскресеньям поездом и тащат с собой обеды. А ежели арендуют коттедж, привозят свои продукты. Папа не тот человек, которого могут огорчить такие пустяки.

Он смотрел на новейшие происшествия как на испытание, проверку на крепкость. А вот мать была обеспокоена. Она произнесла отцу, что следовало поначалу разузнать все, а опосля уж переезжать. Позже мы посиживали и разрабатывали план, как сделать из всего этого успешное предприятие, приносящее доход. Поначалу необходимо было придумать имя нашему заведению. Мы сошлись на заглавии «Коктейль-бар Харперов» и заказали большой розовый неоновый символ с большой голубой неоновой стрелкой, указующей на дверь.

Когда папа уламывал маму выйти за него замуж, он посреди остального обещал ей, что прославит ее имя. И вот, пожалуйста — «Коктейль-бар Харперов», неоновыми знаками. Вряд ли, правда, мать желала конкретно о таковой славе. Папа ведь с трудом принудил маму за него выйти.

Она считала его уродцем, малявкой и дистрофиком, но он не отставал. Писал ей стихи, а когда она произнесла, что не желает за него выходить, он зарыдал и устроил таковой скандал, что его все пожалели. Он всю ночь прорыдал на ее крыльце.

Бабушка моя произнесла ей: лучше соглашайся, а то он не уйдет. Я лично чрезвычайно рада, что мать согласилась. Ведь сколько я кинофильмов безвозмездно поглядела, уж не говоря о том, что живу на пляже. Мы с отцом трудились не покладая рук, чтоб приготовиться к открытию. Обновили таблички на туалетах. Нарисовали много объявлений «Коктейль-бар и деликатесы Харперов». Мать с отцом прочно поспорили из-за слова «деликатесы». Она произнесла, что это слово употребляют лишь янки, и в Миссисипи никто включая ее саму не осознает, что это за зверек — деликатесы.

У папы много умнейших идей по поводу того, чем торговать. Он ощущает, что не стоит ограничиваться продуктами питания, тем наиболее что большая часть привозят пищу с собой. Мы убрали все столы и стулья из центра зала и оставили лишь кабинки.

И выстроили большие полки, где у нас будут продаваться сувениры, солнечные очки, крем для загара и все, что может придти в голову отдыхающим. Мы заказали шапки, надувные мячи, камеры от шин, совки и формочки для песка детям, сигары и сигареты, прозрачные зажигалки «Зиппо», у которых снутри есть приманка для рыбы, и игральные кости, а еще различные средства от головной боли и колик в животике.

Мы заказали журнальчики, пленку «Кодак», репеллент от комаров, рыболовное снаряжение и сладости. Мы продаем даже предмет для розыгрыша. Это кувшинчик с надписью «Старое индийское лечущее средство от геморроя».

Открываешь — а оттуда выскакивает резиновый палец. Папа разрешил мне выбрать надувные круги и подушечки для плавания. Думаю, лучше всего будут продаваться Моби Дик и Хауди Дуди, [26] но реальный доход могут принести ракушки на розовом пластмассовом постаменте с розовым фламинго либо с крестом. Еще в этих ракушках вделаны лампочки, и можно их употреблять и как фонарик, и просто как украшение, а еще на их золотыми знаками написано: «Шелл-Бич, Миссисипи».

А еще мы заказали малеханьких дам из ракушек в довоенных нарядах. Мы собираемся торговать всеми модными журнальчиками, и мне можно будет их читать, ежели не испачкаю. Маме нравится заводить «Голубое танго». Напрасно я произнесла Роуз Мэри Салвадж, что уезжаю в Россию, сейчас она не выяснит, что у меня есть свой музыкальный автомат. Мать у нас будет хозяйкой заведения и кассиром. Папа — поваром. А я — торговым консультантом.

Вчера мы еще кое с кем познакомились, с мистером и миссис Дадли Дот. Они живут на берегу. Он мне как-то не понравился, а миссис Дот приглянулась. Она носит широкополую шапку, чтоб солнце ни в коем случае не попало на лицо. Миссис Дот произнесла, что быстрее выпьет яду, чем попортит кожу.

Она пригласила меня присоединиться к ее клубу, который именуется «Клуб молодых дебютанток». Они встречаются раз в недельку за магазином живого корма для рыб. Она, как жительница юга, считает своим долгом доносить культуру до разумов молодых леди из Шелл-Бич. Мать произнесла, что я обязана пойти.

Миссис Дот пишет колонку в газету «Магнолия-Спрингз» и написала там про нас. Колонка именуется «Пара слов от Дот». До этого мистер Харпер работал в наилучших кинозалах Джексона как специалист-киномеханик. Мы хотим им удачи! Ближний к нам город — Магнолия-Спрингз — в 10 милях от нас. Как говорит миссис Дот, Шелл-Бич находится в 10 милях от буханки хлеба и в 20 5 милях от катушки розовых ниток.

На днях я была в Магнолия-Спрингз, там одна улица и больше ничего нет. Зато есть кинозал. Я лицезрела Лэш Ла Ру в кинофильме «Призрак на границе». Весело посиживать в зале, а не на балконе. Вчера с утра я пробудилась около 7 Помыслила, что началась война. Палили из ружей, мы услышали, как по пляжу маршируют военные и некий человек выкрикивает команды. Папа выскочил из дверей в трусах. И что вы думаете? Там оказалась целая куча дам в форме и армейских ботинках, они проводили маневры прямо у нас на заднем дворе — атаковали песочные дюны.

Папа подошел к человеку, отдающему приказы, и вызнал, что зовут его мистер Кертис Хонивелл. Он обладатель страховой компании «Звезды и полоски» из Магнолия-Спрингз. Его войско — сплошь секретарши и девушки из регистратуры, которые там работают. Он был в униформе, в широкополой, увенчанной пером австралийской шапке.

Мистер Хонивелл заявляет, что на нас собираются напасть коммунисты и посадятся они прямо на нашем пляже. Он готовит свое войско, чтоб защищать побережье штата Миссисипи, это его долг патриота. Девушки воюют под девизом: «Миссисипские девицы за свободу будут биться». Ежели ты секретарша и работаешь в страховой компании, ты обязана состоять в армии и трениться три раза в недельку. Мистер Хонивелл спросил, а знает ли папа, что чуток далее по дороге, в Миссисипи-Саунд, во время 2-ой мировой войны отыскали три японских подлодки с мертвыми японскими бойцами.

Я была одета, поэтому что спала в купальнике, потому осталась с миссисипскими девицами, стреляющими из ружей. Команды «Стой! Мистер Хонивелл произнес, что я могу стать их талисманом. Я ответила, что у меня есть духовой пистолет и я буду рада пострелять вкупе с ними. Девушки мне чрезвычайно приглянулись. Папа поспрашивал мистера Ромео о Кертисе Хонивелле. Тот поведал, что у него постоянно была армия из женщин и что он обладает практически всем округом Харвин. Мать произнесла, что он небось совершенно чокнутый.

А мне лично нравится, чувствую себя защищенной. На месте коммунистов я бы не стала связываться с этими девушками. Одно плохо: мне нельзя плавать в заливе сколько захочу, поэтому что я обязана это делать обязательно под маминым присмотром. Она опасается, что меня утащит в море отлив. На днях Джимми Сноу заскочил нас проведать, произнес, что смотрится все непревзойденно. А ранее он не заглядывал, поэтому что все опылял на собственном самолете.

Опосля его ухода папа произнес, что Джимми потрясающий юноша, в один прекрасный момент он напился и опылил центральные улицы городка Тупело. Маме это не показалось смешным. А мне так даже чрезвычайно показалось. В конце концов я познакомилась с Кей Боб Бенсон. По-моему, я ей не очень понравилась. Мне пришлось идти к ней в гости и глядеть дурацкую коллекцию кукол, которых она держит за стеклом, как в тюрьме.

Она страшно гордится тем, что в коллекции есть куколки от некий мадам Александр. Что неплохого в куколках, заключенных в стеклянную тюрьму? Она президент Клуба молодых дебютанток и каждое лето ездит в лагерь. Не усвою, для чего уезжать с пляжа. Она похвалилась, что в детстве была таковой прекрасной, что ее фотографию расположили на хлеб «Саншайн» в качестве «маленькой мисс Саншайн». Мама ее прославилась тем, что отыскала мужскую ногу, принесенную приливом.

Они сообразили, что нога мужская, по ботинку для гольфа. Никто не знал, чья она. Нога могла приплыть аж с Кубы. Везет же неким. Кей Боб Бенсон каждую недельку бытует в колонке миссис Дот, поэтому что они с ее мамой фаворитные подруги. Отлично бы моя мать сдружилась с миссис Дот. Еще Кей Боб произнесла, что мне никогда не стать моделью, поэтому что у меня сломанный зуб.

Да кого это волнует? Коктейль-бар раскроется лишь в субботу, но мы с отцом тем временем обследуем местность и наводим мосты. Мы проехали 6 миль до реки Бон-Секур. Вдоль нее растут огромные деревья, с которых до самой земли свисает испанский мох. Ее именуют поющей рекой за странную музыку, доносящуюся из-под воды. Краснокожие молвят, что это поют привидения мертвых краснокожих.

Папа любит ездить туда порыбачить и поесть устриц. Бон-Секур — место, где самые фаворитные устрицы в мире. У папы есть знакомый, он реализует ему целый мешок устриц за четвертак. Папа ест их сырыми. Не понимаю для чего. Жемчужин он еще ни разу не находил. Я сижу на веслах, а папа ловит рыбу.

Мать возмущается, дескать, как это смотрится — девченка возит взрослого дядьку по реке, но я непревзойденно гребу. Человек, который нам дает напрокат лодку, мистер Чарльз Вентцель, установил рекорд, поймав пятнистую форель длиной в один ярд. Мистер Вентцель живет через дорогу от семьи по фамилии Колдуэлл.

Колдуэллы из тех, кого папа именует фанатиками Библии, они помешаны на религии. Мы, Харперы, совершенно не религиозны, и папа сиим гордится и хвастает. Всем разъясняет, что растерял веру сзади баптистской церкви Рамоны в возрасте одиннадцати лет. Что же до матери, то она верит в Бога, но ходить в церковь с отцом так тошно, что она не настаивает.

По-моему, во мне течет мало крови методистов по маминой полосы. Я спросила о этом папу, а он произнес, что я не должна верить в Бога, ежели не желаю. Мы с отцом стараемся не встречаться с Колдуэллами, но у их есть дочь, она вечно посиживает на террасе и так радуется при виде нас, что приходится махать ей рукою. Их дом глубоко в лесу, так что ей изредка доводится созидать людей. Наверняка, она выяснила у мистера Вентцеля, как меня зовут, поэтому что в один прекрасный момент, когда мы с отцом туда заехали, она улыбнулась, смотря прямо на меня, и сказала:.

Умопомрачительно, какая она поблизости оказалась прекрасная. Я еще никогда не разговаривала с инвалидами и скрывалась сзади папы, который отвечал на все адресованные мне вопросцы — сколько мне лет, в каком я классе и все такое прочее. Папа долго с ней беседовал. Ее зовут Бетти, и она инвалид с юношества. Ей восемнадцать лет. Я задумывалась, инвалиды не такие. Папа чрезвычайно за нее переживает и в один прекрасный момент попробовал побеседовать с ее родителями. У ее мамы некрашеные седоватые, слегка вьющиеся волосы, уродливые очки в золотой оправе и старенькый, уродливый халатик в цветочек.

Она не пользуется косметикой, и вид у нее простоватый. Моя мать каждый день употребляет косметику «Мерл Норман», крем, румяна, пудру, ну все, в общем, даже когда никуда не нужно идти. Мистер Колдуэлл вечно прогуливается в рабочей одежде цвета хаки. Выше этого человека я никого еще не встречала, и оба они на вид деревня деревней. Папа произнес мистеру Колдуэллу, что нужно бы показать Бетти докторам, вдруг она сумеет ходить.

Мистер Колдуэлл разгорячился, стал говорить, что это плохо — идти против воли Господа, что ее недуг — это Божий символ. Миссис Колдуэлл стояла за москитной сетью страшно сердитая и говорила мужу: иди в дом, иди в дом, нечего с ними говорить. В конце концов он послушался и ушел, а я напоследок показала язык миссис Колдуэлл.

Позже папа сказал: катастрофически жалко, что бедная девченка обязана проводить жизнь с этими 2-мя болванами. Люди вроде Колдуэллов выстрелят для тебя в башку и будут клясться, что в Библии есть место, где сказано, что они должны это сделать, — вот его слова. Есть на реке один совсем превосходный человек — мистер Уилбур Донналли, владелец самой известной на весь округ Харвин коллекции смешных вещей.

Он держит свою коллекцию в гостиной, и поглядеть на нее стоит четвертак. У него есть бейсбольный мяч, который в году в городке Таллахассе, штат Флорида, ударился о голову игрока первой базы, был пойман полевым игроком и засчитан как аут. Еще у него есть Загадочный Морской Урод. Никто не знает, рыба это либо птица. Моя возлюбленная вещь — древная пуля, которой неприятель вождя индейского племени чокто [28] выстрелил ему в лицо.

А вождь, осознав, что жив-здоров, выплюнул пулю, зарядил ею ружье и убил неприятеля. Отцу больше всего нравится чучело десятилапой курицы. Оно вдохновило папу стать набивщиком чучел. Он пошевелил мозгами, что славно было бы иметь какое-нибудь дело, когда закончится летний сезон.

Потому заказал вывеску на окно: «Билл Харпер, лицензированный таксидермист». Он решил пройти курс по почте и собирать экспонаты, чтоб набивать их, когда кончится сезон. Счастье, что у нас большой морозильник для мороженого, есть где хранить дохлых животных.

Нам нужна в баре ассистентка, и мы поехали в Бола-Хейтс, район, где живут цветные, чтоб отыскать посудомойку, и отыскали одну, ее зовут Мэтти Мэй. Ежели верить Мэтти Мэй, в Бола-Хейтс есть реальная живая альбиноска. Ее зовут Ула Сур. У нее розовые глаза, и она никогда не выходит на улицу деньком, поэтому что лицо у нее пятнистое.

Никто не знает, где она живет, и она так уродлива, что можно ужаснуться до погибели. Кто-то в один прекрасный момент лицезрел, как ночкой она рвала цветочки. Я бы что угодно отдала, только бы ее узреть. Обожаю ездить в Бола-Хейтс. Папа покупает мне наилучшее барбекю у человека, который готовит его каждый день во дворе собственного дома.

Выношу джекпот джой казино песня слотмен casino скачать на андроид

ПРОМОКОДЫ КАЗИНО PLAY FORTUNA

Выношу джекпот джой казино песня проверенные казино онлайн joy play ru

💥 Честный Обзор Joycasino - Проверка Казино - Казино Джой - Joycasino Промокод 2022

Август Кекуле фон Страдониц, один из основателей структурной органической химии, родился в Дармштадте в году.

Casino vulkan official site Или, кто знает, вдруг права Эйприл? Семейный патриарх в «Под конец дня». К всеобщему разочарованию, тот не смог повторить прежние наблюдения. Но при чем здесь я? Но это объяснит, кто я .
Выношу джекпот джой казино песня 369
Выношу джекпот джой казино песня Столото проверить бинго 75 тираж 700
Какие выигрыши в столото Казино вулкан рейтинг клубов

Всё, игровые автоматы свиньи играть бесплатно без регистрации извиняюсь

выношу джекпот джой казино песня

Следующая статья ютуб казино х

Другие материалы по теме

  • Столото проверить по номеру и тиражу
  • Зеркало на сегодня азино777 новое
  • Инстасамка джекпот скачать
  • 1 комментариев

    1. Прасковья:

      перекрытия всех исходов стратегии ставок на спорт

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *